Интервью с руководителем проекта WEXLER.QuadLab Саттаром Гюльмамедовым
24.12.2014 00:05
Автор: TECHLABS Team
Заметили ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите CTRL+ENTER!

На днях WEXLER опубликовала информацию о старте проекта WEXLER.QuadLab WEXLER.QuadLab – это подразделение компании WEXLER, которое занимается разработкой программного обеспечения для различных областей применения: компьютерной лингвистики, массовой обработки данных (ETL), учета прав и тарификации продаж электронного контента, а также создания электронных книг. Сегодня работа  подразделения WEXLER.QuadLab сфокусирована на средствах создания электронных книг. О новом проекте мы поговорили с Саттаром Гюльмамедовым, руководителем проекта WEXLER.QuadLab

Саттар, расскажите подробнее о WEXLER.QuadLab.

– Я буду говорить о нашем главном направлении – об инструментах для создания электронных книг. Чтобы не повторять уже опубликованную информацию, остановлюсь на двух, на мой взгляд, важных моментах. Команда проекта – это профессионалы, которые занимаются вопросами конвертации данных и публикации текстового контента уже многие годы. Преобразованием контента в форматы электронных книг мы начали заниматься одними из первых в России. За это время мы принимали участие в различных проектах, некоторые из них довольно известны. Так что у нас очень сплоченный и ориентированный на результат коллектив.

Второй момент, о котором я бы хотел сказать, – это своего рода социальная составляющая нашего проекта. Мы считаем, что зарабатывание денег – это очень хорошая цель, но все же недостаточная для того, чтобы бизнес отличался от других. Поэтому мы сразу ориентировались на то, чтобы разрабатываемые нами средства могли стать инструментами заработка для людей, испытывающих какие-либо ограничения, например, физические, или, как у студентов, – временные.

Еще один аспект социальной составляющей – направленность на минимизацию издержек издателей, поскольку мы хотим поддержать их и, насколько это возможно, подтолкнуть к электронному книгоизданию.

Скажите, а есть ли на данный момент другие проекты, которые разрабатывают или предоставляют похожие инструменты? И вообще, какие есть пути у издателя, желающего приступить к электронному книгоизданию?

– Вообще, у издателя есть четыре пути. Первый – это распространители электронных книг. Некоторые из них конвертируют книги для издателей при размещении на своей площадке. Но тут есть нюансы. У ряда площадок существует своего рода «количественный ценз», то есть такая услуга предлагается издателю при размещении определенного количества книг. Другая особенность состоит в том, что за это надо платить: либо процентами с продаж, либо фиксированную сумму. И еще один момент, о котором стоит упомянуть, – распространители, как правило, делают книги по своим стандартам, а иногда и вовсе в своих форматах, что означает необходимость делать книги заново для других площадок. Некоторые дистрибьютеры, например Bookmate, консультируют издателей и авторов, чтобы помочь им выбрать наилучшее решение.

Второй путь – делать книги самим, а это означает, что нужно приобретать, накапливать и содержать соответствующие навыки. Во многих случаях нужно приобрести ПО, что не всегда доступно нашим издателям. Согласитесь, что делать книги с помощью пиратского ПО – довольно смешно. Есть еще один момент: стандарты электронных книг меняются, а ПО для издателей не всегда поспевает за ними, оно иногда за своими собственными стандартами не поспевает… И тут тоже возникает потребность к адаптации книг, изготовленных издателями под разных распространителей. Возникнут повторные расходы, причем большие, чем издательство понесло на создание собственно книг.

Третья возможность – обратиться к фрилансерам. И здесь вроде все хорошо, кроме нескольких «но». Нельзя гарантировать, что фрилансер не является заодно и пиратом. За качеством работы и соответствием стандартам надо следить, а это время и, соответственно, деньги.

И четвертая возможность – это обратиться за профессиональными услугами. Например, к нам. Есть и другие проекты, но в России, например, их мало: не больше 10. Зарубежные же поставщики услуг либо очень дороги, либо у них не очень хорошо развиты навыки работы с русским языком.

В чем ваши наиболее существенные отличия, не принимая во внимание социальную составляющую?

– Если говорить о наших местных конкурентах, то главное, пожалуй, отличие, в том, что мы создаем инструменты верстки электронных книг и планируем передать их издателям. Сейчас же мы сами используем их для верстки электронных книг, чтобы на собственном примере понять недостатки и развить инструменты до определенного уровня зрелости. А наши конкуренты пользуются услугами аутсорсеров – из ближнего или дальнего зарубежья и, в лучшем случае, организуют контроль качества. То есть они принимают на себя организационные издержки по работе с фрилансерами или аутсорсерами.

Другое отличие от ряда конкурентов состоит в том, что мы сегодня ориентированы в первую очередь на наш рынок, тогда как они больше смотрят за рубеж. 

И, наверное, самое главное отличие – это наши цены. Они зачастую в 2 раза ниже, чем самые низкие цены конкурентов. Мы хотим, чтобы в России выходило много книг и чтобы это не было в тягость никому: ни авторам, ни издателям, ни читателям. Так, по-своему, мы пытаем поддержать наш книжный рынок.

Как на ваш взгляд, почему наш книжный рынок требует поддержки? Из-за буйного расцвета пиратства?

– Мне кажется, что пиратство – это следствие несовершенства рынка. Несовершенства участников рынка и норм: несовершенство издателей, распространителей и читателей. Законодательная база хотя и совершенствуется, но все же недостаточно быстро.

Пусть меня простят издатели, но многие из них все еще видят будущее книг только в бумажных тиражах. А это не так. Конечно, бумажная книга еще несколько десятилетий никуда не денется, но она будет менять свое назначение и уступать электронной книге в обиходе. Число читающих с электронных устройств постоянно растет. Поколение «нулевых», возможно, вообще воспринимает электронные устройства как главный источник информации и этот сдвиг парадигмы нельзя игнорировать. Так же как и нельзя игнорировать справедливые упреки читателей о завышенных ценах на электронные книги. Ведь очевидно, что себестоимость электронной книги и бумажной существенно различаются, причем гораздо больше, чем в 2-3 раза. А у нас в 2-3 раза отличается цена бумажной книги и электронной.

Опасения, что из-за электронных книг не будут покупать бумажные и что электронные книги стимулируют пиратство, являются ложными. Во-первых, потому что большинство пиратских книг сегодня сделаны с использованием бумажных. А, во-вторых, совершенно ясно, к чему толкнет читателя следующая дилемма: потратить 700 рублей на книгу или скачать ее бесплатно с пиратского сайта. А вот если бы речь шла о 50-70 рублях, то все выглядело бы иначе. То есть получается, что отсутствием электронных книг издатели сами толкают читателей к пиратству. Несовершенство распространителей у нас, прежде всего, состоит в отсутствии подлинной конкуренции, что существенно сдерживает развитие рынка. Сейчас ситуация меняется, но все же, на мой взгляд, недостаточно быстро.

Если говорить о правовых нормах, то сегодня они скорее карательные и запретительные. Но думаю, все мы хорошо понимаем, что такой подход малоэффективен и, не сказать больше, контрпродуктивен. Тут стоит отметить, что пиратство это не типично российская или белорусская проблема – оно существует и в других странах. И по оценкам некоторых экспертов в тех же западных странах составляет не менее 75%. Конечно, это не наши 99% и, тем не менее, очень уж велика доля. Я считаю, что выход в другом – полагаю, стоит повнимательнее присмотреться к зарубежному опыту. Так, к примеру, 3 доллара в месяц из налогов, которые уплачивает американский гражданин, идут на финансирование библиотек. А в библиотеках ему доступны любые книги. Другой пример из Норвегии – там власти решили оцифровать все издания, входящие в стране и предоставить доставить доступ к этим книгам всем, находящимся в Норвегии. Мне кажется, это разумное решение вопроса – граждане сами финансируют свой доступ к книгам.

И, конечно, я не могу не сказать о читателях. Недавно мне сказали, что мнение о России, как о самой читающей стране – это миф. У меня был шок, но оправившись от него и поразмыслив немного, я теперь склонен скорее согласиться. Простой факт: в США издается 1 миллион книг, в России же – всего 120 000. Притом, что разница в численности населения не столь велика. Во многих странах мира многие годы существуют и поддерживаются государством программы чтения, у нас же есть мнение, что они неэффективны. Я не знаю, как подтолкнуть сограждан к чтению, но убежден, что это необходимо сделать.